Тайжан ушел, но обещал вернуться

>

«Я ухожу из политики, потому что на меня и мой бизнес оказывается сильное давление», – заявил сегодня на пресс-конференции в Алматы президент фонда Б. Тайжана Мухтар Тайжан. Перечислив свои достижения как общественного деятеля, он констатировал, что «много сделано».

Вчера Мухтар Тайжан сообщил в социальных сетях шокирующую новость о том, что уходит из активной политики и проводит по этому поводу во вторник пресс-конференцию в офисе, который снимает с единомышленниками.

Послушать заявление г-на Тайжана пришли не только журналисты, но и гражданские активисты, и национал-патриоты. Народу в зал набилось, что называется, до отказа, чего не наблюдалось на обычных мероприятиях, которые «антигептиловцы» проводили ранее.

В окружении соратников — известного журналиста Касыма Аманжола и блогера Айдоса Жуканулы — Мухтар Тайжан озвучил свое заявление перед собравшимся.

«Уважаемые друзья!

Во-первых, я остаюсь при своем мнении по всем вопросам и ни о чем не жалею. Если бы даже 5 лет назад я знал, какой путь мне предстоит пройти и к какому результату я приду сегодня, я бы все равно прошел этот путь. Сейчас моя совесть чиста. Я делал все, чтобы пробудить народ и вразумить власть. Думаю, что-то мне удалось.

Мой приход в общественную жизнь, каждое мое слово и действие в ней вплоть до сегодняшнего заявления были истинно моими, никем не продиктованы — ни властью, ни оппозицией, ни бизнесом, ни олигархами, ни беглыми политиками, никем. Разве что моим воспитанием, образованием и любовью к своему народу, привитыми с детства. Я всегда говорил, делал и писал то, в чем был убежден и остаюсь убежденным до сих пор. За эти годы я не сказал вам ни одного слова неправды. На все надо смотреть с одним критерием — это полезно или вредно для народа? И тогда жить становится очень просто.

Мое решение уйти из активной политики обусловлено несколькими причинами как личного, так и объективного характера. Личные причины — на такой работе, в активной политике невозможно находиться длительное время без поддержки. Поддержки не на словах, а на деле. В последнее время на меня и мое предприятие усилилось административное давление и черный пиар. Надо реально соизмерять свои силы. С государственной машиной еще никто не справлялся. А я в ответе за будущее своей семьи.

В то же время невозможно все время активно заниматься деятельностью, которая не приносит результатов. Созревание общества и власти идет, но слишком медленно для одной человеческой жизни. Мне 40 лет, и я чувствую, что настало время изменить основную свою деятельность. В течение почти 5 последних лет общественных работ считаю, что я сполна выполнил свой личный долг перед народом. Но на сегодня функция просвещения в обществе уже не столь необходима — все и так прекрасно знают и понимают, но молчат, боятся и ждут, пока за них кто-то все сделает))) Но так не бывает.

Я остаюсь в обществе, также слежу за всеми событиями. Но основной моей деятельностью теперь не будет общественная жизнь или политика. Желаю всем нам удачи!» — закончил Тайжан зачитывать свое обращение и предложил перейти к вопросам.

Вопросов к Мухтару Тайжану, который хотя и старался сохранять «бодрость духа», но выглядел несколько растерянным, было много, и не только со стороны журналистов.

- Сейчас на мое предприятие и на меня лично оказывается давление. Завтра я еду в суд Талдыкоргана разбираться. Дело в том, что акт ввода в эксплуатацию пятилетней давности железнодорожного тупика, который я построил на собственные деньги, взяв кредит, хотят признать незаконным. Стоит мне выйти на акцию, мне всегда дают максимальные штрафы, хотя я не хулиганю, как некоторые, а говорю логичные вещи. Поэтому я хочу заняться своим бизнесом, — разъяснил Тайжан причины, подтолкнувшие его к такому решению.

Один из соратников спросил про результаты его деятельности.

- Нами за эти 4,5 года проделано много работы, которая заложила семена на будущее, я думаю. Когда Шаханов поднял тему нацдоктрины, передачи земли Китаю, я там был. Когда началось вступление в Таможенный союз, мы выступили против, все эти заявления писал я. Автором заявления против китайской экспансии тоже был я. Когда произошли жанаозенские события, я шесть раз туда ездил, вступил 21 декабря в комиссию, был на всех судах, оказывал помощь. Мы подняли тему гептила и полигонов, тогда я съездил в Капустин Яр. Когда «Протон» упал, тоже полетел туда, а ведь это 600 тонн яда, и никто не знал, какие последствия имела эта поездка для моего здоровья. Эту тему раскрыли, сейчас работают ребята и организации, к которым я приложил руку. Например, «Халыктык альянс». И я желаю им только удачи, — перечислил он свои достижения.

Комментируя слухи вокруг своей персоны, в том числе недавнее заявление Рахата Алиева, Тайжан заявил, что все это инсинуации.

-  Всякие разговоры, что я на кого-то работал, это инсинуации, пустой звук. И я спокойно отношусь к тому, что пишет Алиев, пусть доказывает, предъявляет документы. Что только не говорили про меня, на кого я только не работаю: на КНБ, ваххабитов, Аблязова... У кого только не брал деньги. Дело каждого — верить или не верить этому. Но если бы я работал на власть, разве оказывалось бы на меня давление?! — задал он встречный вопрос аудитории.

Ответа на него не последовало. Да в нем и не было особой необходимости. Тем более что под конец Мухтар Тайжан добавил, что... не исключает своего возвращения.

- Я не оставляю дверь полностью закрытой. Если для Казахстана возникнет угроза со стороны России, тогда, где бы я ни был, я вернусь. Это мой долг, — сказал он в завершение общения с прессой.


До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)