Суд над полицейскими: Вина подсудимых полностью доказана

>

Следствие и суд продолжают скрывать важные улики. Репортаж Гульжан Ергалиевой из Актау

Сегодня в Актау на процессе по делу полицейских Утегалиева, Багдабаева, Бакыткалиулы, Жолдыбаева и Есбергенова присутствуют члены Общественной комиссии по расследованию трагических событий в Жанаозене и Шетпе 16 – 17 декабря 2011 года Гульжан Ергалиева, Рысбек Сарсенбайулы и Мухтар Тайжан. И вот какие детали выяснили члены комиссии в разговорах с потерпевшими, адвокатами, а также в процессе наблюдения за судом над подсудимыми полицейскими.

Для начала отметим, что судебные прения сторон, заявленные ранее на сегодня, перенесены на четверг, 24 мая. Адвокат Абзал Куспанов пояснил «j», что «процесс отложили по причине того, что адвокат стороны защиты подсудимых полицейских попросил предоставить ему время до понедельника по причине гибели родственника». «Сегодня у здания суда в Актау собралось большое количество потерпевших и тех, кто им сочувствует. Защитники потерпевших собирали средства, чтобы люди смогли приехать на процесс. Прибывшим организовали общественный транспорт. Вчера общественная защитница Асель Нургазиева ездила в Жанаозен, обращалась в акимат, чтобы они помогли с транспортом. Люди, проделав долгий путь, возмущены решением перенести процесс», – сказал адвокат Абзал Куспанов.

Из Актау передает Гульжан Ергалиева:

– Почему к ответственности привлечены только шесть представителей МВД? Оказывается, следственная группа по выявлению полицейских, которые превысили полномочия в Жанаозене и Шетпе, до сих пор продолжает свою работу. По этим подсудимым точно установлены конкретные обстоятельства и факты, доказывающие, что они действительно виновны. Вина основывается на выводах целого ряда экспертиз, баллистической в том числе. Имеются факты того, что подсудимый Утегалиев, который привлекается к суду как замначальника ДВД, отдавал приказы и команды. Командовал он и во время разгона, а также давал приказ на применение оружия. Этот факт доказан. Другой из шести обвиняемых по фамилии Бакыткалиулы (замначальника УВД Жанаозена) конкретно обвиняется в том, что от выстрела из его пистолета погиб Дюсекенов и был ранен Канат Мукашев. По делу подсудимого Рината Жолдыбаева (оперуполномоченный ДВД Мангыстауской области) следствие доказало, что от выстрела из его оружия погиб несовершеннолетний Рахат Кушеров, который вообще не был в тот день на площади, он сидел в машине, когда от прямого попадания он скончался на месте. Кстати, подсудимый Ринат Жолдыбаев в тот день израсходовал две обоймы, то есть выпустил из пистолета 16 пуль. Подсудимый Есбергенов ранил молодого человека, который сегодня находится в тяжелом состоянии в больнице. Этот факт тоже доказан. От рук подсудимого Багдабаева, который в тот день стрелял из автомата, погибла Жанар Абдикаримова, мать 4 детей. Женщина была застрелена не на площади, она не была в числе бастовавших нефтяников, она – работник школы. В тот день Жанар Абдикаримова стояла возле банкомата, снимала деньги, рассчитывала получить зарплату. В нее попала автоматная очередь. Она скончалась на месте. Из этого же автомата получил легкое ранение Таджиманов Рахат, а также ранение средней тяжести получил Рзабек Махамбет.  

Как я ранее указывала, следственная группа еще продолжает работу. То есть этот процесс еще, как говорится, не финал. Если будут установлены конкретные виновные среди полицейских, то, возможно, будут призваны к ответу другие сотрудники правоохранительных органов. Всего потерпевших, по официальным данным, установлено следственной группой 74 человека. А в расстреле, конкретно установлено, применяли оружие 97 полицейских. Это сотрудники СОБРа, ОМОНа, жанаозенской полиции, полиции Мангыстауского района, даже сотрудники ГАИ привлекались к этой операции. Этот отряд назывался сводным.

Известно, что главным аргументом привлечения полицейских к ответственности может быть только конкретно изъятая пуля из тела жертвы. Вот на чем основывается обвинение. Но, к сожалению, в день
событий все пули, которые шли навылет, когда велся огонь из автоматов Калашникова, найдены якобы не были. Пули, которые нужно было сохранить, чтобы при помощи ряда экспертиз установить, из каких видов оружия они были выпущены, скорее всего, найдены, однако к делу они не приобщены. Как теперь многочисленные раненые, из тел которых извлекались пули, будут доказывать и искать тех виновных полицейских, жертвами которых они стали? И здесь невозможно применить другие способы доказательств, потому что все полицейские в тот день были в касках, в форме, они все закрывали лица. Разумеется, опознать кого-либо уже практически невозможно.

Еже один важный факт. На процессе суд категорически отказывается делать запросы в те больницы Жанаозена, а позже и Актау, куда поступали раненые 16 и 17 декабря 2011 года, чтобы ознакомиться с журналом регистрации пациентов. Почему-то журналы регистрации находятся «за семью печатями». Суд категорически не дает копий своих записей. Такой важный вопрос остался на этом процессе нерешенным. Известно, что наиболее тяжело раненых, а это 47 человек, 16 и 17 декабря привозили в Актау. Хотя в Жанаозене 16 декабря, когда началась эта бойня, работали три бригады хирургов.

Сторона защиты, как мы уже говорили, ведет себя агрессивно. Они полностью отрицают свою вину, они отрицают наличие оружия, они говорят, что у них не было оружия, и даже если бы оно у них было, то они
стреляли бы в воздух. Никаких попыток к примирению сторон не предпринимается, подсудимые не признают вину, не попросят прощения у родных погибших.

Еще один интересный факт. Дело в том, что сегодня подсудимых судят по ст. 38 ч. 4. Недавно эта статья претерпела изменения. В новой редакции мера наказания предусматривает от 5 до 10 лет лишения свободы. Однако данная норма была внесена после событий 16 декабря 2011 года. При этом в старой редакции этого закона подсудимым грозило бы наказание от 0 до 10 лет. То есть они идут сейчас по старой редакции упомянутого закона.

 


До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)