А.Акаев - "Казахстан

Аскар АКАЕВ: "Казахстан - это локомотив, который выведет регион из кризиса"

Президент Кыргызстана Аскар Акаев дал свое первое интервью после референдума, проведенного недавно в этой стране. Причем беседы с инициатором этого мероприятия удостоились именно казахстанские журналисты. Наши киргизские коллеги узнают мнение главы своего государства о результатах референдума из изданий дружественной республики. Корреспонденту "ЭК" Алишеру Еликбаеву удалось также задать несколько вопросов относительно дальнейшего развития казахстанско-киргизских отношений.

Аскар Акаев - Референдум стал назревшей необходимостью. Не секрет, что многие Конституции стран бывшего Союза были Конституциями переходного периода. Тогда нужно было жесткое президентское правление. Я понимал это. Принимал указ за указом, чтобы оживить процесс реформ. Но при этом старался никогда не злоупотреблять своей властью. Я первый почувствовал, что власть, сконцентрированная в моих руках, опасна. Она опасна, прежде всего, для меня самого. Недаром говорят, что нас тянет к авторитаризму. Когда власти действительно много, президенту, оказывается, очень даже комфортно в таких условиях. Не надо спрашивать совета у правительства и парламента. Решай и продвигайся. Но вместе с тем у каждой монеты есть обратная сторона. Переходный период проходит, надо вовремя перейти к устойчивой демократической форме правления. Нужно немного опережать свое время…

Корр.- И вы предложили президентско-парламентскую модель правления…

А.А. - Внести изменения в Конституцию я предложил сразу после выборов в 2000 году. Они были необходимы с наступлением нового этапа, а без баланса ветвей власти это было невозможно. Поэтому было организовано Конституционное совещание, куда я пригласил все действующие политические силы. Пригласил и конструктивную оппозицию, и непримиримую оппозицию, все руководство штаба "За отставку Акаева". Это было сделано, чтобы показать: нет никакого давления со стороны власти, чтобы протолкнуть свои нормы. Я даже предложил назначить трех сопредседателей этого совещания. Одного со стороны действующей власти, им стал первый вице-премьер, и двух лидеров оппозиции. Одного я определил лично, другого оппозиция выбрала сама. Само совещание было сформулировано по принципу 50/50. Половина оппозиции, и столько же сторонников власти. Мы хотели, чтобы противники строя потом не говорили, что их не выслушали. И приняли компромиссные решения, которые дословно вошли в новую редакцию Конституции. Я считаю, этот документ может, должен и будет служить интересам общественного согласия. Это очень важный момент.

Корр. - Казахстанцам не очень понятно, что изменилось-то в Кыргызстане с принятием поправок?

А.А. - Я стараюсь объяснять на простых примерах. У меня часто спрашивают, чем отличаются президентская, парламентская и президентско-парламентская формы правления. Я говорю: представьте себе, что парламентская модель похожа на одноколесный велосипед в цирке, президентская, при сильном парламенте, - это двухколесный велосипед, а президентско-парламентское правление - это трехколесный велосипед. Двухколесный катится быстрее, зато трехколесный устойчивее. Это не я придумал, мне этот аргумент подсказал выдающийся российский юрист Сергей Сергеевич Алексеев. Это такая форма власти, при которой действуют хорошие механизмы сдержек и противовесов. Президент теперь совместно с парламентом формирует правительство и судебный корпус. А полномочия по подбору кадров в исполнительной системе власти мы передали премьер-министру. Сам этот механизм согласования в треугольнике президент - правительство - парламент делает прозрачным подбор кадров в высшие государственные органы. Меньше шансов ошибиться, и лучший способ борьбы с этой пресловутой коррупцией, когда кадры проходят через три сита, как во всем мире. Нет причин для противостояния между ветвями власти. Все эти конфликты возникают из-за кадровых вопросов. Мы вовремя пошли на этот шаг.

Но даже не это главное. Главное, что в новом варианте гораздо четче прописаны права и свободы человека. Без этого ни о каких демократических преобразованиях речи быть не может. Мы хотели поднять дух народа, укрепить общественное согласие, чтобы они почувствовали свою роль в принятии Основного Закона своей страны. Судя по тому, что почти восемьдесят процентов проголосовавших на референдуме сказали "за", нам это удалось.

Корр. - Давайте поговорим и о другом. Ваша страна первой в регионе столкнулась с международными террористами. На ваш взгляд, насколько актуальна эта проблема сейчас, когда "Талибан" практически повержен?

А.А. - Действительно, волею судьбы мы оказались на переднем фронте борьбы с международным терроризмом. В 1999 году тысячные бандформирования вторглись в наши южные области - Ошскую и Баткенскую. Для нас это было полной неожиданностью. Нам пришлось тяжело. И, пользуясь случаем, хотел бы сказать, что Россия и Казахстан вовремя помогли, буквально через день-два в Оше приземлились самолеты с вооружением и обмундированием. И тут впервые сработал механизм Договора о коллективной безопасности. Помощь пришла как раз по этой линии.

После операции США, конечно, уничтожена военная инфраструктура. Но живая сила сохранилась. Схроны оружия как в Афганистане, так и в центральноазиатских странах еще остались. Мы каждый год их находим по нескольку тонн. Опасность еще не исчезла, наверное, это будет продолжаться долго, поэтому мы всегда должны быть начеку.

Корр. - Для сохранения безопасности в Кыргызстане были размещены не только военные силы стран, входящих в Договор о коллективной безопасности, но и американские войска. Не обострилась ли в связи с этим геополитическая ситуация в регионе? И не может ли это спровоцировать очередное соперничество за влияние в Центральной Азии?

А.А. - Мы с самого начала были осторожны и старались, чтобы в Кыргызстане уравновешивались интересы всех великих держав. У нас традиционно прекрасные отношения с Россией и с Китайской Народной Республикой. Но поскольку мандат на размещение сил антитеррористической коалиции был дан Советом Безопасности ООН, а Россия и Китай являются членами этой организации, то здесь не могло возникнуть никаких противоречий. Я хотел бы уточнить: часто говорят, что у нас на территории находятся американские военные базы. Это не совсем так, здесь, помимо американцев, есть австралийский контингент, в прошлом году были и французские летчики. Сегодня их заменили коллеги из Норвегии, Дании, Нидерландов. Так что у нас представлено более десятка стран - участниц международной антитеррористической коалиции. По-моему, понятно, что для борьбы с терроризмом и со всеми его проявлениями необходимо бороться сообща.

Корр. - Вот относительно солдат из США и Европы. Говорят, они повадились жениться на киргизских девушках. Можно узнать мнение президента на этот счет?

А.А. - Меня это очень огорчает. Думаю, это расстраивает каждого гражданина Кыргызстана. Мы не смогли обеспечить нормальную жизнь нашим людям, особенно молодежи. Именно поэтому главным приоритетом сегодня считаем сокращение бедности. В 2000 году 56 процентов населения республики находилось за чертой бедности. За эти три года нам удалось сократить показатель на 14-15%. И останавливаться не собираемся. Я прилагаю максимум усилий для внедрения новейших информационных технологий, думаю, молодежь могла бы именно в этой сфере применить свои способности. Так что постараемся не допустить утечки ни мозгов, ни девушек.

Корр. - Господин президент, вы удовлетворены нынешним состоянием казахстанско-киргизских экономических отношений?

А.А. - Эти отношения всегда были для меня приоритетными. Поэтому их можно назвать образцовыми. У нас с Нурсултаном Назарбаевым неизменно идентичные позиции на международной арене, мы все время друг друга поддерживаем в рамках и СНГ, и ЕврАзЭС, и Шанхайской пятерки, и в ОБСЕ, и ООН. Потенциал для сотрудничества между нашими странами огромен, но мы, к сожалению, используем лишь его незначительную часть. Казахстан - это наиболее динамично развивающаяся страна в нашем регионе, и те темпы роста, которые демонстрирует ваша экономика в последние годы, впечатляют. Считаю, что страны нашего региона, в особенности Кыргызстан, могут развиваться благодаря нашему локомотиву - Казахстану. Мы видим, что с каждым годом растет количество туристов из Казахстана на Иссык-Куле и в других регионах. Это один из движущих факторов для нашей экономики. Помимо этого, мы должны еще более гармонировать наши законодательства, чтобы резко увеличить товарооборот. Возможности есть.

Корр. - А как относятся местные бизнесмены к присутствию казахстанского капитала в Кыргызстане? Мы слышали недобрые мнения о финансовой оккупации вашей страны со стороны нашей республики…

А.А. - Я ничего, кроме приветственных речей, по этому поводу не слышал. У Казахстана есть капитал! А у нас даже в самых отдаленных аулах поняли, что развития без капитала не будет. Поэтому мы приветствуем, что из Казахстана в любой форме приходят деньги. Будь то сотрудничество в банковской сфере или туристы на Иссык-Куле. Это создает рабочие места, это оживляет нашу банковскую сферу, туристическую отрасль и так далее.

Или вот еще один пример. Строительство двух электростанций у нас требует инвестиций в два миллиарда долларов. Мы рассчитываем на значительные вливания со стороны Казахстана. Пусть это будет частный бизнес, мы готовы дать гарантии правительства. Но этот проект позволит решить проблемы с электроэнергией не только у нас, но и на юге вашей республики.

Культурное сотрудничество тоже немаловажно. Мне известно, что программы казахского телевидения у нас пользуются более высоким спросом, чем их местные аналоги. У нас много общего, и этого уже не изменить.

***
Интервью подготовлено при поддержке Центрально-Азиатского агентства политических исследований. Автор выражает благодарность руководителям АПИ Ерлану Карину и Дархану Уалиханову .

№29 (15189) от 14 февраля 2003


До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)