Ушел, чтобы вернуться

>

Политический портрет Серика Ахметова

«Акордологи» констатируют: за плотно задёрнутыми от посторонних взглядов кулисами, под ковром главной резиденции страны продолжаются затяжные и ожесточённые битвы «бульдогов». Надо отметить, что компрометация и устранение врагов идут не под набатные мотивы Вагнера, не в отблесках поражающих воображение грозовых всполохов и зарниц, этих предвестников освежающего политического озона и божественного преображения общественной атмосферы, – схватки происходят под чарующие смертоносные улыбки с отравленным, учтиво-обволакивающим вниманием, в удушающем жаре объятий, с ядовитыми протокольными лобызаниями. Мир, как видим, совсем не изменился со времён Цезаря и Брута. Бои без правил. Без вариантов. Если не ты, то – тебя. И вот здесь уже истина отодвигается далеко на задний план.

Впрочем, надо ожидать, что подписание в Астане евразийских документов станет катализатором, который форсированно запустит многие разновекторные процессы внутри периметра Акорды. Самые неожиданные. Самые невероятные. И безмятежность её сановных жителей станет весьма и весьма относительной. Значительно возрастут и требования северного соседа к профессиональным качествам своих казахстанских коллег из аналогичных структур. И тогда уже, надеюсь, борьба под ковром по-казахски будет не только смешна, жалка, а то и вовсе сойдёт на «нет». Будем полагать, что казахский непотизм, кумовство и экономика агашек, их племянников и внуков (уже – внуков, зятья – давно устроены!) перейдёт на более высокий, цивилизационный уровень. Не будем наивны: в России протекционизм, включая родственный, также бурьяном цветёт. Но при этом требования к личностным составляющим – несоизмеримо высоки. Взяточничество проникло и там во все сферы: но это российское явление присуще стране не первый век – оно проверено временем и отполировано Колымой. Сегодня я окрестил бы его «эффективной корруп-цией» – она заставляет, пусть и со скрипом, но всё же двигаться шестерни и передачи бюрократической махины. Взяточники, как это ни цинично звучит, эффективны, результативны, а топовые коррупционеры – на порядок умны и адекватны в размерах мздоимства. Их решения вынужденно, но принимают на низовых уровнях, и властная вертикаль держит в тонусе всю цепочку принятия решения – вплоть до последнего винтика.

У нас же коррупция не эффективная, но эффектная: внешняя форма – дорогие членовозы-лимузины, мраморная телятина на ужин и африканское сафари на «золотую тройку» (слон-лев-носорог) – всё в наличии. Но вот содержание от формы – отстаёт. Ведь и после того, как подношение (безнаказанно) получено, процесс из разморозки не выходит. Ходатаю приходится раздавать конверты потоньше ещё и на каждом этапе проставления печатей и закорючек, спускаясь от бастыка к самому последнему кувшинному рылу. И смех и грех – хоть Совет по этике среди коррупционеров открывай!
Подытоживая свои сумбурные размышления, должен резюмировать: у российских деловых кругов по сравнению с отечественными, при абсолютно одинаковых пороках и язвах, есть адекватное понимание бизнеса и как минимум банальное математическое понимание, потянет ли экономика конкретного проекта неуёмное желание «срубить» сверх заложенного 10%. Впрочем, повторю тривиальную истину: коррупция как неповторимое зеркало казахской экономики (эффективная ли, эффектная ли) для каждого здравомыслящего, разумного человека – явление социально уродливое, неприемлемое, тормозящее поступательное развитие нашего общества, экономики, системы, власти!
Кардинальский корпус редеет, и это факт. Но на похоронах политических трупов не принято смиренно стенать. Если природа не терпит пустоты, то политики её предчувствуют – на кону трон всевластия в Казахстане. Как следствие, невидимая война кардиналов в столичном конклаве – теперь уже при нескрываемом интересе и незримом присутствии ВВП – станет ещё более ожесточённой. Эти шаги пушкинского каменного гостя с Севера отныне будут слышны тревожным набатом даже и в мертвенно-давящей тишине бесконечных коридоров Акорды.
В этих сражениях особняком стоят «незамазанные» персоналии вроде фигуры экс-премьер-министра Серика Ахметова.


Фавориты власти

Серик Ахметов не фаворит гонки за властный Олимп. Не считается он и неприкасаемым. Об этом свидетельствует и развязанная массированная медийная атака на его правительственные бастионы. Однако в результате той «диверсионно-подрывной работы» его не удалось возложить на жертвенное блюдо у алтаря главного жреца. Более того, он не понёс и репутационных потерь в глазах общества, сохранив личностный потенциал для будущих нешуточных баталий. И тому, видимо, есть причины.
Особо надо отметить демонстрируемую скромность уверенного и знающего себе цену стратегически заточенного политика-стайера, презрительно не замечающего хватки за подол заказных, истеричных бульдогов. Но главное – безусловно особое отношение к имяреку главы государства. Репутация зарабатывалась годами. Сначала в кресле акима родного Темиртау, потом – в коридорах астанинского акимата, в администрации президента, в ипостаси министра транспорта и коммуникаций, на посту вице-премьера, на должности карагандинского областного акима, ну и, наконец, – на посту председателя правительства (уверен, это не последнее его назначение).
Логика этого умозаключения в следующем. Ахметов не так эффектен и харизматичен, как обладающий политической волей Тасмагамбетов, не так допущен в святая святых – к выработке политических ингредиентов и эксклюзивному праву трансляции воли Верховного, – как становой хребет нынешней власти Масимов, не столь инициативен и показательно деятелен, как Кушербаев. Ахметов не столь безукоризнен, безупречен, заряжен и подчёркнуто полит-корректен, как Нигматулин, и, наконец, не до такой степени очевидно неоспорим в неозвученных притязаниях на высший государственный пост, не так вальяжен и политически габаритен, как Токаев. Однако есть у Серика Ахметова одно важное свойство – быть незримой рабочей тягловой силой с высоким кпд, без политической трескотни и опостылевшей саморекламы. И не его вина, что госпрограммы подразумевали строительство Вавилонской башни1, но раз за разом их творцы оставляли народу лишь разрушенный Карфаген2 , словно раз за разом кто-то вслед за тем римским оратором призывал крушить, а не сотворять. Не его просчёт в том, что в возглавляемом им кабинете были откровенные балласты – руководители ведомств, которых необходимо было сбрасывать с борта для придания динамики и скорости командному «линкольну». Не упрекнёшь его и в том, что доставшийся ему в наследство аппарат чиновничества, погрязший в коррупции и лени, но имевший серьёзных покровителей, зачастую торпедировал поручения президента.
И в конце концов, не его вина, а скорее беда, что ему было поручено командовать правительством, не им укомплектованным.
———————————————————————————————————————————
1 По библейскому преданию, столпотворение было затеяно для того, чтобы творение рук человеческих дерзновенно рискнуло уподобиться творению самого Господа. В городе Вавилоне люди, говорившие тогда на одном языке, приступили к сооружению громадной, циклопических размеров башни (столпа) под небеса, бросая Всевышнему вызов. Показать, «кто в мире хозяин», людям не удалось: Бог «смешал их языки» и каждого наделил собственным инструментом языкового общения. Строители перестали друг друга понимать и оставили прожект.
2 По свидетельству Плутарха, полководец Марк Порций Катон Старший (234-149 гг. до н.э.) с твёрдым упорством, независимо от выбранной тематики своего спича в Римском сенате, завершал каждое свое выступление призывом: «Carthago delenda est» («Карфаген должен быть разрушен»). Наконец полумиллионный город был уничтожен, его сровняли с землей и руины посыпали солью.

«Фишка» Ахметова

Серик Ахметов не бредил в горячке, как пациенты «палаты номер шесть», наспех задуманными инициативами о различных госпрограммах, импортозамещении, кластерах, ПФИИРах. Зато он зрил в корень и видел суть проблемы: постоянно поднятый рычаг ручного тормоза в повозке госуправления – это в первую очередь сама госбюрократическая камарилья. Именно она, натуженно скрипя, замедляет ход. Сколько ни ратует президент о развитии малого и среднего бизнеса (МСБ), всесильный Чиновник душит малое предпринимательство. Ещё будучи вице-премьером, Ахметов инициировал кардинальное сокращение полномочий различных разрешительных органов. Недавно, уже в ранге премьер-министра, он опять поднял этот же вопрос, что свидетельствует о его системном мышлении. И эта его «фишка» – сокращение разрешительных процедур – на первый взгляд не так зрима, не так эффектна. Однако при фактически нулевых затратах на воплощение этой идеи в жизнь — «выхлоп» на миллиарды налоговых поступлений! Если бы Серик Ахметов сумел раскрутить маховик МСБ, то смог бы создать сотни тысяч новых не липовых, а рабочих мест с перманентной тенденцией их ежегодного увеличения. И Казахстан реально бы совершил «прыжок вскормленного барса», о чём так давно мечтает главный работодатель страны.

Лаокоон в объятиях пресмыкающихся

Общеизвестно, что Ахметов принципиально не пользуется услугами отечественных и иностранных так называемых «пиар-ассов». Его репутация – его политический капитал – эффективно работает на будущее. Отсутствие скандального шлейфа за спиной, некоррумпированность, невовлечённость ближайших родственников (супруги, сына, дочери, зятя) в «производство денег» на основе административного ресурса – по нынешним временам дорогого стоят. Хотя, надо заметить, что Скромность в наших палестинах – давно уже не в цене. А Благородство считывается как слабость. Вполне логично всё это даёт ему моральное право потребовать от подчинённых беспрекословного выполнения своих обязанностей: само собою, он это право широко использовал.
Однако, в силу всем нам понятных причин, его стратегический потенциал был регламентирован, а взмах карающей десницы – строго ограничен. Эта борьба, вязкая, долгая, отчаянная, почти безнадёжная, по сюжету напоминающая легендарную схватку Лаокоона с удушающими объятиями пресмыкающихся, – происходила у всех на глазах. Многим памятна, к примеру, выволочка министру сельского хозяйства, по итогам которой премьер-министр сделал представление на увольнение десяти самых худших районных акимов. Свежи в памяти и выговоры в адрес ряда вице-министров. В результате несколько из них подали в отставку. Но чаще всего руководитель правительства мог лишь жёстко выговаривать своим министрам за ненадлежащее исполнение поручений главы государства, пойти же на более кардинальные меры ему мешал все тот же властный удушающий спрут. Увы, безрадостна и уныла политическая картина сегодняшнего Казахстана: этот министр – чей-то кум, тот – чей-то сват, другой – кошелёк всесильного южного региона, а некоторые – имеют лицензию на беспредел и иммунитет неприкосновенности, выданные серыми кардиналами, охраняющими покой и доступ к «телу». И на всё это бессильно взирает донкихот казахстанской госслужбы Алихан Байменов с огромной разветвлённой структурой агентства, чьи разработанные тесты автоматически разрешаются одним магическим звонком сверху.

Депозит без страховки

Политический капитал можно положить в банк политических решений, но он не застрахован в Фонде гарантирования вкладов. Поскольку проценты по депозиту «Власть» начисляет не только Гарант — свои несгораемые проценты начисляет и народ Казахстана, у которого и собственное IPO, и своя Исповедальня, и своё Судилище, о чем в Акорде порой забывают. Сквозняки Майдана не только продувают застывший спёртый воздух коридоров власти, но раскрепощают умы и окрыляют надеждой. Надо признать, в сложившейся порочной системе ценностей Акорды Серик Ахметов – не самый популярный премьер. Чего стоит только попытка повышения пенсионного возраста и девальвация тенге! К слову сказать, не им проработанные и не им инициированные. Иные циники углядят в таких непростых решениях склонность к политическому суициду. Однако стоит отметить: при всех издержках эти меры – плод государственного подхода. Во всем мире — тенденция к повышению пенсионного возраста. Во всем мире бушуют валютные войны. И Казахстан, будучи вовлечённым в глобальное мироустройство, должен активно заботиться о своих экспортёрах, к сожалению, порою во вред простому народу – истинному владельцу национальных богатств.
Можно было попенять премьеру на то, что, например, продолжалось неосвоение бюджета. Что безнадёжно хромают на обе ноги сферы образования и здравоохранения. Что уровень инфляции, ощущаемый в каждой простой семье, чудовищно отличается от официальной статистики. Что порою уровень преступности чуть ли не эквивалентен уровню смертности. Что государственные траты на имиджевые проекты неизмеримо выше совокупности выплачиваемых социальных пособий. Кардинальных перемен к лучшему пока не наступило. Всё это так. Однако, как говорится, дорогу осилит идущий. Полтора года на посту премьера – не много и явно недостаточно для хирургического удаления глобальных «язв» казахстанского государственного устройства.
Оценивать деятельность Серика Ахметова надо не проплаченными рейтингами, не в системе субъективных координат «популярный» – «непопулярный», «публичный» – «непубличный», а по коэффициенту полезности и работоспособности. Как заметили многие, с момента назначения на пост премьера он значительно похудел и осунулся. Не в результате занятий в тренажёрном зале, не на теннисном корте, не на изумрудных лужайках полей для гольфа, а работая на износ под грузом ответственности. Он – из шахтёрского региона, значит, упорный, с изрядным запасом прочности. Да и регион, надо сказать, далеко не индифферентный: политически грамотный и легко мобилизуемый.

В наследство: троянский конь или ящик Пандоры?

Оценить наследство, которое достаётся нынешнему главе оборонного ведомства от его преемников, попытались журналисты еженедельника «Central Asia Monitor» в интервью с генерал-майором запаса Махмутом Телегусовым. Кадровый военный напомнил: «Президент страны отметил, что коррупция в военном ведомстве угрожает национальной безопасности государства. Безусловно, его оценка означает признание неэффективной деятельности руководства Министерства обороны по дальнейшему укреплению обороноспособности страны и освоению выделяемых на эти цели бюджетных средств, сумма которых за последние 10 лет выросла в 30 раз. Масштабы коррупции в ведомстве колоссальные, но они до сих пор не осознаны ни правительством, ни парламентом, ни Советом безопасности. Только в 2007-м ущерб, нанесённый высокопоставленными армейскими чинами, составил 50 миллиардов тенге! На эту сумму в то время можно было приобрести 10 дивизионов современных зенитно-ракетных комплексов или обновить на 10% парк истребительной авиации. За последующие семь лет МО РК имело возможность на 70% перевооружить Силы воздушной обороны и создать собственную систему ПВО страны, а не зависимую, как сегодня, от российских ЗРК С-300, С-400 и ВВС».
В наследство от своих предшественников Серик Ахметов получает фактически ящик Пандоры, который и открывать-то чревато: гордиться своим третьим местом в СНГ после российской и украинской казахстанской армии негоже. Сами украинцы после нынешней трагической для страны весны собственную боеспособность оценивают уровнем, что называется, «околоноля».
С Россией – там всё ясно: по словам ещё императора Александра ІІІ, у империи только два союзника – её собственные армия и флот. Конечно же, в той геополитической ситуации, в которой оказался Казахстан, даже о таком минимальном наборе «союзников» республике приходится лишь мечтать, и подобная фраза в устах новоиспечённого министра обороны показалась бы смешной. Мы не готовы противостоять противнику: подготовка армейских подразделений «заточена» на отражение конфликтов низкой интенсивности, войска обучают для спецопераций по уничтожению бандформирований (об этом также говорил упомянутый генерал-майор Махмут Телегусов). Ни средней, ни тем более высокой интенсивности военные конфликты нашим военным не по зубам и не по плечу. Мы открыты всем «цветным» ветрам и недружественным поглощениям, вряд ли выдержим мало-мальски серьёзное боестолкновение с условным противником. А гарантии, выданные супердержавами (взять хотя бы пример той же «незалежной» Украины и обещания Будапештского меморандума), – не более чем эффект политического плацебо.

Военные: турецкий гамбит, казахский пат

В классической трактовке госпереворотов военным отводится едва ли не главная роль: так было и в Турции, и в Ираке, и в Египте, и в Пакистане. (Оговоримся, что в иных землях военные вот уже на протяжении многих веков составляют целое сословие.) Теперь в новостях замелькали и генералы Таиланда. Военные дворцовые перевороты в свое время практически переписывали историю царской России. Думаю, и приход к власти Путина в своё время – не более чем тщательно срежиссированное станиславскими из ФСБ волеизъявление теряющего нити управления страной Б. Н. Ельцина. Вот и доморощенная новейшая история сохранила в своих анналах упоминание о том, как один из предшественников Серика Ахметова на этом посту пресёк коварные замыслы заговорщиков, раскрыв их главе государства, за что был осыпан «царской милостью»: должностями, наделами и златом. И конечно же, пролонгированной индульгенцией.
В свете сказанного должность министра обороны в наших реалиях становится едва ли не ключевой – тем более в преддверии «транзитного периода»! Поставив неангажированного политика и верного своего воспитанника Серика Ахметова во главе корпуса военных, глава государства даёт недвусмысленный упреждающий сигнал будущим авторам и крёстным отцам дворцовых переворотов и конспирологических заговоров – армия будет верна присяге, данной Верховному главнокомандующему. Именно репутация и моральная основа Ахметова уже сейчас могут служить гарантией, что в будущих политических пасьянсах даже в евразийских рамках его фигура будет желательна в самых разных раскладах. Причём надо понимать, что сегодняшние марионеточные группы влияния и кланы (именно марионеточные – ибо сложились они не сами, а их самих сложили-собрали как карточный домик) завтра, во имя спасения нажитого и сохранения себя во властных коридорах, пойдут на самые невероятные союзы, презрев освящённые Верховным схемы. Скромность и равноудалённость министра обороны от различных групп влияния – лучшая гарантия того, что отечественная армия всегда будет вне политики и она всегда будет служить Народу и Конституции.
Нынешняя позиция Серика Ахметова во главе военного ведомства – очень понятный и простой сигнал всему ведомству на скорейшее оздоровление. Многочисленные скандалы и последовавшие за ними «посадки» в высших кабинетах Министерства обороны, инициированные, похоже, всесильными спецслужбами северного соседа, – логичным образом перетекли и в (возможно) согласованную с соседом же кадровую политику. Его кандидатура, взвешенная и компромиссная, даст военным шанс поверить в то, что новоиспечённый глава будет последовательно проводить реформу армии с учётом последних глобальных вызовов времени, которые не оставляют Генеральному штабу времени на раскачку и раздумия для принятия единственно верного решения. Твёрдый хозяйственник, он, не вынося сор из казарм, буднично займётся знакомым и неброским, но так необходимым делом: работать в штатном режиме без шумового сопровождения – политического, общественного и медийного.
Надо признать, что Серик Ахметов – один из немногих из политической обоймы президента, чьё будущее не замарано настоящим и позволяет ему быть незримой опорой президента.

P.S. Автор в своё время писал обо всех сподвижниках главы государства в ипостасях председателей правительства. Нынешнее эссе пополняет эту галерею фигурой очередного премьера


До того как узнал правду о себе, был правдолюбом. (Б.Крутиер)